Познай себя

Реальность любви и ее переживание

24 декабря 2015, в 15:24

В психоанализе, в рамках созданной З. Фрейдом теории любви это понятие, как и большинство других, имеет сильную сексуальную окрашенность. Один из основных терминов– либидо – обозначает, по словам самого Фрейда, «энергию таких влечений, которые имеют дело со всем тем, что можно охватить словом любовь» . Сам З.Фрейд подчеркивает неоднозначность понятия «любовь», указывая, что им обозначают множество различных отношений. Ядро этого понятия – половая любовь, цель которой – половое соединение. 

Самый простой вид любви – чувственная любовь, когда сексуальное влечение находит объект для прямого сексуального удовлетворения, и с достижением этой цели влюбленность исчезает. Такая ситуация, по мнению Фрейда, встречается нечасто, так как влечение существует и в промежутках между сексом. Часто возникает феномен сексуальной переоценки, которая распространяется и на телесную, и на психологическую область и выражается в слабости суждения о совершенствах сексуального объекта. Некритичность и высокая оценка качеств объекта сочетаются с готовностью подчиниться этому объекту и поверить любым его суждениям. Авторитет объекта во многом порождается такой доверчивостью любви, идеализация создает ошибочное суждение, и иногда объект может заменить недостигнутый Я-идеал. ). Такая замена легче происходит в случае несчастной любви, поскольку сексуальное удовлетворение понижает сексуальную переоценку. 

Э.Фромм, один из знаменитых последователей психоанализа, рассматривает не половую, а братскую любовь. Он называет любовь единственной страстью, удовлетворяющей потребность человека в единстве с миром и обретении чувства целостности и индивидуальности, и определяет любовь как «единство с кем-то или чем-то вне самого себя при условии сохранения определенности и целостности собственного Я» . Любовь делает ненужным существование иллюзий. В акте любви человек, сохраняя свою уникальность, одновременно объединяется со всем сущим. Источник любви – противоречие отделенности и единства. Любовь, по мнению Фромма, является выражением продуктивной ориентации в сфере чувства. Парадокс любви в том, что два человека, оставаясь двумя, становятся при этом одним. 

Э.Фромм выделяет пять видов любви. Продуктивную любовь к равному он называет братской любовью. Она лежит в основе всех других видов любви. Под ней понимаются забота, ответственность, уважение и понимание любого другого человека, а также стремление помогать ему в его жизни. Для братской любви характерно отсутствие исключительности, это любовь ко всем людям, любовь равных. В отличие от нее, в случае материнской любви существует неравноправие взаимоотношения партнеров, потому что ребенок зависит от матери. Необходимым условием его развития является увеличение своей независимости от матери вплоть до того момента, когда он перестанет в ней нуждаться. Третий вид любви - эротическая любовь. В отличие от братской любви, относящейся ко всем людям, а также материнской, направленной на ребенка и любого, кто нуждается в помощи, эротическая любовь направляется на одного человека (обычно противоположного пола). Предмет желания здесь – единство и слияние с этим человеком. При отсутствии здесь братской любви и наличии в качестве мотивировки только желания слияния следует говорить о желании без любви, проявляемом, по мнению Э.Фромма, в садизме и мазохизме. Садомазохизм часто смешивают с любовью; особенно это касается именно мазохизма, так как принято думать, будто жертвы и готовность ради любимого полностью отказаться от самого себя являются образцом «великой любви». Проявления садизма под видом любви выражаются, например, в управлении другим человеком, когда утверждается, будто это делается ради его блага. Четвертый вид любви – любовь к себе. Она является противоположностью эгоизма, который коренится именно в недостатке любви к себе. Это утверждение противостоит распространенному убеждению, что любить себя грешно, а любить других – добродетельно. Любовь к одному человеку, в том числе и к себе, не может существовать без любви к человеку как таковому. Поэтому эгоист, не умея любить других, не умеет при этом любить и самого себя. Любовь к богу как пятая форма любви имеет множество разных проявлений с различными свойствами, как, впрочем, и любовь к человеку. В основе религиозной формы любви, как и любой другой, лежит чувство отделенности и стремление преодолеть вызванное им отчаяние путем единения с кем-то. 

Люди не хотят учиться любви и часто даже не осознают такой необходимости. В качестве первой причины такого положения дел выступает мнение, что проблема любви состоит не в том, чтобы самому любить, быть способным любить, а в том, чтобы быть любимым. При этом для завоевания любви многие полагают достаточным обладать внешней и сексуальной привлекательностью. Вторая причина – отношение к любви как к проблеме не способности, а объекта. Трудность видят в нахождении подлинного объекта любви и в том, чтобы оказаться любимым этим объектом. Любить же самому, думают люди, легко. Третья причина, порождающая заблуждение, что любви не надо учиться, - отождествление влюбленности с любовью как постоянным чувством. Самозабвенное помешательство друг на друге - свидетельство безмерности предшествующего одиночества. Но… большинство людей видят в этом доказательство силы любви. Любовь, начинаясь с огромных надежд и ожиданий, часто терпит крах.

Э.Фромм развенчивает идею романтической любви, постулирующую существование единственного человека, которого можно любить. Описываемый им феномен «волшебного помощника» – силы, которая, по мнению человека, должна всегда быть радом с ним и во всем ему помогать, - также нередко проявляется в ситуации влюбленности. Персонификация «волшебного помощника» может рассматриваться как механизм «любви с первого взгляда», когда индивид, нуждающийся в таком «помощнике», вдруг находит его в каком-то человеке. Впечатление «настоящей любви» усиливается, если тот, другой человек находит своего «волшебного помощника» в первом. Разочарование в подобных ситуациях неизбежно, поскольку ни один реальный человек не может оправдать иллюзорных сказочных надежд, возлагаемых на «волшебного помощника» . 

Говоря о проблеме отчуждения для человека, Э.Фромм указывает, что именно следствием отчуждения так или иначе является любой невроз, когда одна страсть отделяется от целостной личности и начинает доминировать. Этот механизм подробно рассмотрен у К.Хорни, которая описала десять невротических потребностей, представляющих собой стратегии защиты от чувства беспомощности и недостаточной безопасности. Одна из этих потребностей – потребность в любви и одобрении как ненасытное стремление быть объектом восхищения, быть любимым, а также повышенная чувствительность к критике и отверганию. Невротик отличается от здорового человека тем, что не может менять одну стратегию на другую, когда это необходимо, а застревает на одной из них и пытается превратить удовлетворение этой потребности в способ жизни. Говоря об уступчивости как способе решения внутренних конфликтов, К.Хорни характеризует такой тип невротика страстным желанием защиты, помощи и беззаветной любви, а также низкой самооценкой. Любовь и жертва для такого человека тесно связаны, и он считает себя обязанным жертвовать всем ради любви: «Его спасение лежит в других» . Уступчивый тип измеряет свою ценность в соответствии с тем, насколько он нравится, желанен, любим и нужен. Без любви его жизнь не имеет смысла. Любовь обещает ему защиту и дает ощущение собственной ценности. Потребность в любви превращается в претензию, когда он ощущает себя вправе получать то, чего желает. Он переоценивает то, что делает для других, и ждет от них благодарности; при этом преувеличенно ощущает свои страдания и испытывает чувство, что к нему относятся плохо, поэтому он имеет право на месть. 

В гуманистической психологии, А.Г.Маслоу, как и З.Фрейд, указывает на склонность к идеализации, проявляющуюся у любящего человека и влияющую на его суждения об объекте любви. Внимание этого человека, концентрируясь на возлюбленном, не позволяет ему замечать происходящего вокруг, в том числе и других людей. Кроме того, любящий человек испытывает сексуальное возбуждение. Способность любить и вызывать любовь А.Маслоу приписывает самоактуализирующемуся человеку: столь значимый в человеческих отношениях фактор новизны не имеет решающего значения для самоактуализирующейся личности. Это означает, что такой человек, не стремящийся к непременному поиску чего-то нового, способен на постоянство. Вследствие этого одной их основных характеристик любви является отсутствие тревоги, которое очень наглядно обнаруживается у здоровых людей. Отсутствию тревожности свойственны искренность и непринужденность, благодаря чему в любви не тайн и секретов. Даже само понятие “противоположного пола”, по мнению А.Маслоу, невротично. Здоровую любовь он описывает как состояние беззащитности, предельной спонтанности и абсолютной искренности. Истинная любовь не несет угрозы для партнеров, возникает на основе взаимного приятия и взаимного одобрения . 

В. Франкл, как и Маслоу, делает акцент на уникальной ценности человека, как любимого, так и любящего. Любовь в свете проблемы смысла жизни является переживанием другого человека в его неповторимости и своеобразии. Любовь не заслуживают, любовь – это милость, и тому, кто любим. Человек, которого любят, своеобразен и неповторим, таким образом, реализуется ценность его личности. В.Франкл описал критерии разделения секса, эротических отношений и любви. Секс – это чисто физическое взаимодействие; эротические отношения подразумевают общение не только на физическом, но и на психическом уровне; любовь же означает проникновение в сердце другого человека. Зацикленность на сексе или на эротических отношениях ограничивает переход к любви. Любимого человека нельзя заменить его дубликатом, потому что любовь мало направлена на тело, и внешность мало связана с тем, за что любят. Поэтому перенос истинной любви на другой объект немыслим. Любовь способна наполнить жизнь человека смыслом, но это не единственный способ, да и не лучший к тому же. Любовь раскрывает ценностный образ человека, осознание этой ценности обогащает как любящего, так и любимого. Для любви нужна верность, и в настоящей любви нет места ревности, так как при появлении ревности любовь исчезает. Неразделенную, несчастную любовь В.Франкл называет терминологическим противоречием, даже при условии, что взаимная любовь также не всегда свободна от несчастья.

Ваше имя
Эл. Почта
День рождения
Ваш город
Москва, Россия
Пароль
883398
Перейти к знакомству
Авторские права
Копирование статей с сайта возможно только при установке прямой html-ссылки на сайт My-Love.Ru, открытой для индексирования! Копирование без соблюдения авторских прав, будет преследоваться по закону!